February 12th, 2013

Разве мы делали революцию не для себя?


Image

Зимой 1918 года Лариса Михайловна Рейснер, по приказу которой исторический выстрел с крейсера "Аврора", возвестил о начале революции, в мраморных дворцах держала большой штат прислуги и принимала ванны из пяти сортов шампанского, когда почти вся страна голодала. Ей пытались выговаривать, а Рейснер недоуменно щурилась:

– Разве мы делали революцию не для себя?
М. Веллер, А. Буровский "Гражданская история безумной войны" (стр. 206)

Кто она? Новый типаж женщины русской революции? Любовница (в том числе) Николая Степановича Гумилёва, которая имела все полномочия, чтобы спасти его от большевистского расстрела, но: "палец о палец не ударила бы для его освобождения"? Во всяком случае в историю российской литературы она вошла во многом благодаря именно этому "звёздному" знакомству с поэтом. Вершина романа Николая Гумилёва и Ларисы Рейснер пришлась на Февральскую революцию. Гумилёв, правда, последнюю не заметил, он был слишком далек от политики.


Image
Лариса Рейснер

О впечатлении, которое произвел на Рейснер Зимний дворец, официально провозглашенный государственным музеем, она рассказала в очерке "В Зимнем дворце".

Image

Collapse )