swami_mahant (swami_mahant) wrote,
swami_mahant
swami_mahant

Categories:

Просветлённый принц, Свами Ананд Вилмакирти.


 (99x13, 2Kb)

Image 

14134028_z_8 (502x7, 23Kb)


Родившись двадцать пятого января 1947 года, принц Вольф Ганноверский стал правнуком последнего немецкого императора. Как и его отец, принц Георг Вильгельм, он был отпрыском ганноверских королей Англии. Его мать, принцесса София Греческая, приходится сестрой принцу Филиппу Маунт-баттену Английскому. Принц Вольф учился в лучших школах: Шум Салем Скул в Германии и в Гордонстоун, где также учился его кузен, принц Чарльз.

 

 


Постепенно принц Вольф стал удаляться от своего аристократического прошлого. Он изучал экономику в Тубингемском университете и женился не на принцессе, а на простой девушке. Вскоре Вольф и Вибке, (его жена), стали принимать участие в духовных оздоровительных практиках; позже они попали в терапевтический институт и начали практиковать там. В институте они впервые познакомились с медитационными практиками Бхагвана Шри Раджниша и присоединились к группе, которую вели два саньясина.

Как раз перед выпускным экзаменом принц Вольф, Вибке и их пятилетняя дочь Таня покинули Германию и начали путешествовать по Индии. В декабре 1975 года они прибыли в ашрам Шри Раджниша в Пуне. Вслед за Таней вся семья приняла санньясу шестнадцатого декабря 1975 года. Бхагван дал принцу имя Свами Ананд Вималкирти. «Ананд» означает «блаженный», а Вималкирти означает «чистота духа».

Пятого января 1981 года во время разминочного упражнения карате Вольф потерял сознание от кровоизлияния в мозг. В течение пяти дней его тело находилось в больнице Пуны: жизнь поддерживалась лишь благодаря аппаратам искусственного дыхания. Его мать София и принц Георг прилетели из Германии, чтобы побыть с ним. За годы, проведенные в медитации, Вималкирти смог получить достаточный опыт, чтобы выйти за пределы тела, ума и сердца. Он достиг просветления девятого января и покинул свое тело на следующее утро. Вся его семья, все его друзья и члены коммуны начали веселиться, когда вошел Раджниш и положил розы на сердце Вималкирти; это был последний дар любви, которой учитель делится со своим учеником. Тысячи танцующих и поющих санньясинов сопровождали тело к месту погребального костра. "Пусть уходит как принц, - сказал Бхагван. - Они был принцем. Каждый из моих санньясинов является принцем".

Тринадцатого января под звуки вальса «Голубой Дунай» семья Вималкирти вместе с его отцом, принцем Георгом Вильгельмом, вернула пепел в ашрам, где его поместили в мраморный самадхи (памятный кубок) и установили в тихом, тенистом уголке ашрама. "Он был принцем! Аристократия не имеет никакого отношения к рождению; она имеет отношение к качеству сердца. И я распознал в нем редчайшую, прекраснейшую душу на земле" - сказал Бхагаван Шри Раджниш.


14134028_z_8 (502x7, 23Kb)



Любимый Ошо, Можешь ли ты сказать что-нибудь о том, что происходит с Вималкирти?

Ничего с Вималкирти не происходит, абсолютно ничего, потому что ничто и есть нирвана. Запад не имеет понятия о красоте небытия. По своей природе Запад экстравертен, он сориентирован на внешний мир, на внешнее действие; "ничто" звучит как пустота, но это не так. Одно из величайших открытий Востока заключается в следующем: небытие не есть пустота, наоборот, небытие - это противоположность пустоты; оно - целостность и богатство.

Разбей слово «небытие» на две части, и утебя получится "не-бытие"; неожиданно меняется его значение, меняется гештальт. Небытие - это цель саньясы. Необходимо прийти к такому остоянию, когда ничего не происходит, любое действие прекращается. Действие исчезло, исполнитель исчез, желание исчезло, цель исчезла. Ты просто существуешь: на поверхности озера сознания нет никакого волнения, нет ни единого звука. В дзэн это называется «хлопок одной ладони». Одной рукой невозможно совершить хлопок; это беззвучный звук, омкар, просто тишина. Но тишина не пуста; она наполнена до краев. Погрузившись в полную тишину, гармонично объединившуюся с небытием, ты ощутишь целостность, в тебя проникнет запредельное. Однако западный образ жизни стал доминирующим во всем мире мы превратились в трудоголиков, и моя задача - помочь вам "обнуляться". Ноль - самое прекрасное ощущение в жизни, это ощущение экстаза.

Вималкирти блажен. Он был одним из моих избранных санньясинов, который никогда не колебался, который твердо придерживался своих убеждений на протяжении всего периода пребывания здесь. Он никогда не задавал вопросов, он никогда не писал писем, он никогда не причинял беспокойств. Его вера была настолько велика, что постепенно он слился со мной воедино. У него был очень редкий дар; таких качеств уже в мире нет. Он настоящий принц, настоящий отпрыск королевского двора, настоящий аристократ! Аристократия не имеет никакого отношения к родословной, она относится к внутренним качествам человека. Я воспринимал его как носителя редчайшей и прекраснейшей души на земле. Совершенно неуместно спрашивать, что с ним происходит. Конечно, человек мыслит в рамках старых традиций, в которых он был воспитан, и это особенно касается немцев!

Я слышал... Маленький Джо сидел во дворе под деревом, когда услышал крик матери из дома:
— Джо, чем ты там занимаешься?
— Ничем, мам, — ответил он.
— Ничем? А ну, Джо, говори честно: что ты там делаешь?
— Я ведь уже сказал — ничего.
— Не лги мне! Говори, чем занимаешься!
Тогда Джо глубоко вздохнул, поднял камень и бросил перед собой.
— Я бросаю камни, — ответил он.
— Я так и думала! Ну-ка, прекрати немедленно!
— Господи, — сказал себе Джо, — уже нельзя просто посидеть и ничего не делать.

Чем-то нужно заниматься, никто не поверит... никто не поверит, когда я говорю, что Вималкирти ничего не делает, он просто есть. Я слегка забеспокоился, когда у него началось кровоизлияние, и попросил врачей-саньясинов помочь ему оставаться в теле по меньшей мере семь дней. У него все так прекрасно получалось... и вдруг так все резко прекратить, когда работа еще не завершена... он был очень близко - небольшой толчок, и он обрел бы вечность.

Я много думал об искусственных методах поддержания жизни. Сейчас Вималкирти подключен к аппарату искусственного дыхания. Без него смерть наступила бы в тот же день; он был практически мертв. Без методов искусственного поддержания жизни он обрел бы другое тело, выбрал бы другую мать. Но в таком случае ко времени его следующего воплощения меня здесь уже не будет. Кто знает, удастся ли ему найти учителя, да еще такого сумасшедшего, как я? Наладив тесные отношения с одним учителем, ты уже не сможешь повторить то же с другим. Твои отношения с ним будут поверхностными, обыденными, мертвыми! Вот почему мне хотелось, чтобы он еще побыл здесь. И вот вчера вечером он смог это сделать: он смог перейти границу между действием и бездействием То "нечто", что еще было в нем недавно, теперь исчезло. Теперь принц уже готов к уходу, теперь нам можно попрощаться с ним, теперь мы можем веселиться, теперь мы можем пожелать ему счастливого пути. Пусть счастливым будет его путь! Проводим его с танцем и песней!

Вот что произошло между нами, когда я пришел повидаться с ним. Я стоял возле него с закрытыми глазами: он был безмерно счастлив. Его тело уже невозможно было оживить. Хирурги, нейрохирурги и другие доктора проявляли беспокойство; они все время задавали вопросы, желая узнать о моих намерениях; они хотели знать, почему я настаиваю на том, чтобы он оставался в теле, ведь в этом уже не было никакого смысла. Даже если он выжил бы каким-то чудом, все равно его мозг уже никогда не смог бы нормально функционировать. А мне не хотелось, чтобы так и было; на самом деле тогда уж лучше умереть. Врачи недоумевали, почему я упорствую в том, чтобы его жизнь поддерживалась аппаратами искусственного дыхания Несколько раз останавливалось его сердце; его работу приходилось вновь восстанавливать с помощью медицинских средств. Вчера начали отказывать его почки; его череп был продырявлен - внутри была огромная опухоль. Эта напасть оказалась врожденной; рано или поздно так должно было случиться, ибо опухоль была запрограммирована. Но Вималкирти прекрасно справился с задачей: еще до болезни он максимально приблизился к состоянию блаженства. Оставалось совсем немного, и вот вчера вечером он достиг просветления.

Вчера вечером я сказал ему: "Вималкирти, сейчас ты можешь отправляться в Вечность. Я благословляю тебя".
"Ура-а-а!!" - закричал он от восторга.
"Погоди кричать «Ура!", я расскажу тебе одну историю:
Однажды к лягушке пришла ворона и сказала: - В раю устраивается большая вечеринка! Лягушка открыла рот и проквакала:
- Ура-а!
Ворона продолжала:
- Там будет отличная еда и напитки! Лягушка ответила:
- Ура-а-а-а!
- Там будет много прекрасных женщин; там будут играть Роллинг Стоунз!
Лягушка еще больше открыла рот:
- Ура-а-а-а-а!
Но здесь ворона добавила:
— Но туда не пустят тех, у кого большой рот! Лягушка плотно сжала губы и пробормотала:
— Бедный крокодил! Он будет разочарован!

Вималкирти просто великолепен. Ему уже не нужно возвращаться в тело; он уходит пробудившимся, он уходит в состоянии Будды.
Вам всем нужно радоваться, танцевать, петь и праздновать! Нужно научиться радоваться жизни и нужно научиться радоваться смерти. Действительно, жизнь не может быть такой прекрасной, как смерть, но смерть может стать прекрасной лишь при достижении человеком четвертого состояния, турийи.

Обычно трудно отделить себя от тела, ума и сердца, но Вималкирти справился с этим очень легко. Он не мог уже ассоциировать себя с ними, потому что уже пять дней тело было мертвым, мозг перестал функционировать и сердце уже "было далеко". С точки зрения непробудившихся людей происшедшее можно рассматривать как несчастный случай, но для Вималкирти все оказалось замаскированным благословением. Невозможно идентифицировать себя с умирающим телом: почки отказали, легкие и сердце не функционируют, мозг полностью поражен. Разве можно ассоциировать себя с таким телом? Нет. Чтобы отделиться от него, нужно хоть немного понимания; Вималкирти смог это осознать; он достиг такого уровня. Поэтому он сразу осознал, что не является телом, не является умом и не является сердцем. Пройдя эти три ступени осознания, ты автоматически приобретаешь четвертое - турийю, а это твоя истинная сущность. Достигнув его однажды, ты уже никогда с ним не расстанешься.

Вималкирти любил мои шутки, и пусть эта станет для него моей последней; итак, для него: Одна итальянская пара спешила в больницу, так как у жены начались родовые хватки. Но на дороге случилась ужасная авария, и мужа доставили в больницу в бессознательном состоянии. Придя в себя, он узнал, что пробыл в коме три месяца, что его жена хорошо себя чувствует, что он стал счастливым отцом близнецов - мальчика и девочки. Выписавшись из больницы и побыв немного дома, в семье, он спросил, какие имена жена дала детям.
Жена ответила:
- По итальянской традиции я не могу давать имена детям. Давать имена новорожденным - мужское дело; но так как ты был в коме, я попросила это сделать твоего брата.
Услышав это, муж очень опечалился:
- Мой брат - идиот. Он просто кретин! И какие же имена он им дал?
- Девочку он назвал Дениз.
- Ого, совсем неплохо! А бамбино?
- Мальчика он назвал Де-невью.

...В моей фшюаш есть три «L»: жизнь, любовь и смех. Жизнь - это семя, любовь - цветок, а смех - аромат. Просто родиться недостаточно; нужно научиться искусству жизни; это - "А" медитации. Затем нужно научиться искусству любви; это "Б" медитации. И наконец, нужно научиться искусству смеха; это "В" медитации. У медитации есть только три буквы: А, Б, и В.

Итак, сегодня мы отправляем Вималкирти в большой пугь. Давайте сделаем это с громким смехом.. Он останется с нами в наших улыбках, в нашем смехе. Он останется здесь в цветах, в солнце, в ветре, в дожде, ибо ничто не исчезает, никто не умирает, каждый становится частью вечности. И даже если у вас появятся слезы - пусть они станут слезами радости; радости, которой он достиг. Не думайте, что вам его будет не хватать; думайте о том, что он достиг совершенства. Все мое учение сводится к празднованию. Для меня религия - это полноценный праздник, полная радуга, все краски радости. Пусть его уход станет для вас прекрасным примером, ибо, празднуя его уход, многие из вас смогут достичь новых высот, перейти на новые измерения жизни; и это вполне реально. Подобные мгновения нельзя пропустить, подобные мгновения нужно использовать с максимальной пользой
Из книги "Смерть - величайший обман".

14134028_z_8 (502x7, 23Kb)



П. С. На фотографии дочка принца Вольфа Ганноверского, Таня, у его самадхи.

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments