Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Ошо Джатака. Продолжение...

Часть 2.
Дьяронделф.

Ару-Бодхисаттва склонился над портками.
Ещё не успев отойти от интенсивного потока впечатлений, о которых он никогда даже не подозревал, живя во дворце великого королевства Горкха... Он применил технику медитации, которой его когда-то научил придворный изобретатель. Малла-Ару-Бодхисаттва стал идиотически вглядываться в пятно, которое расплылось по порткам, диаметрально в несколько раз, если считать от того момента, когда он их оставил. Теперь это уже напоминало даже не пятно, а мазок краски хна-хаки, которой специально покрасили портки для их светомаскировки в джунглях, а также придали им соответствующий запах для отпугивания хищников и мелких насекомых. Хотя последних этот запах, похоже, что не слишком уж отпугивал, а скорее они его даже уважали, так как несколько десятков представителей того самого класса насекомых, вились вокруг бодхисаттвиных портков. И так он, застывши, стоял несколько минут, ничего не предпринимая, но думая, что всё обойдётся само собой, пока вдруг не почувствовал прикосновение к собственному ребру чего-то твёрдого и холодного.
 «Ару-Бодхисаттву можно застать врасплох?» - Услышал он высокий девичий голос за спиной. – «Ладно, можешь повернуться. Я - Серебрилл, - хранительница реки, но многие знакомые, наслушавшись сказок этого очкастого снайпера по нижнему белью, Купидона, зовут меня Нимфой. Ты можешь звать меня как угодно, так как я пока одна в этой местности, знаю твою тайну, откуда ты сбежал, царевич Малла».
Малла-Ару-Бодхисаттва густо покраснел: «Но, откуда ты…?»
 «Знаю всё?» - Перебила его Серебрилл. – «Мой отец, которого в этом селении называют магом и хранителем реки, на самом деле по должности в королевстве Горкха - начальник очистных сооружений и службы ассенизации столицы твоего отца.  Ты не представляешь себе, какой шум поднялся во дворце, после того, как ты неожиданно исчез! Королевские службы с ног сбились в поисках, но, как сказал королевский магистр (он же по совместительству воевода),  - наследник как сквозь землю провалился и никакой его видимости в магических кристаллах даже не наблюдается. Полный, дескать, дисконнект и сбой всеобщей программы матрицы».
 «Че-его?» - Переспросил Бодхисаттва, опять почувствовав себя наследным принцем. – «Чего это за такой "дисконнект" и кто такая эта "матрица", мать её?! У меня, как видишь, портки, это, а у них там уже Матрицы с Дисконнектами вместо светлого будущего всех непальских королевств мерещится!»
 «Ах, не принимай это близко к сердцу!» - Успокоила Серебрилл. – «На нас с отцом ты можешь вполне положиться и мы не выдадим твоей тайны, если ты сам об этом не попросишь. Но тебе холодно, Бодхисаттва, так что поскакали в Дьяронделф  пока ещё не стемнело!»
 «А на чём поскали?…, хотел было спросить Ару, но тут же увидел ожидающих их двух симпатичных лохматеньких пони. Так что спрашивать больше было не о чем.


 * * *
Главный дозорный пост Дьяронделфа  представлял из себя, как выяснилось, круглое каменное здание, которое повыше обычного дома, но далеко не дотягивает по высоте до башни. Вокруг здания простирались бескрайние поля очистных сооружений, напрочь отпугивающих из этих мест всю королевскую челядь, которая в это самое время была занята поисками пропавшего Маллы. Экран, создаваемый полями Дьяронделфа, возможно и был тем самым магическим механизмом, который не позволил магистру-воеводе нащупать место, где в действительности находился наследник престола. А может быть хрустальные шары королевского ясновидца не были как следует настроены сами по себе на волну этого вонючего болота потому, что какому же нормальному человеку оно могло понадобиться?!  В общем, не так важно это, главное то, что Малла совершенно исчез для мира и теперь находился в доме Владыки Дьяровена, постигшего высшую премудрость магии воды и природных испарений.
Дьяровен улыбнулся на приветствие молодого искателя и предложил ему присесть для вечерней трапезы.
 «Знаешь ли ты, Малла, что находится по другую сторону этих полей? Вижу, что не знаешь, но догадываешься, и  именно это привело тебя сюда, в мой приют. Мало кто из храбрецов когда-нибудь отправляясь в затерянную рощу, возвращался назад, и не потому, что сама дорога полна опасностей или ловушек, нет. Там есть что-то другое, недоступное обычному смертному, то, что меняет людей». «А вы сами там бывали, Дьяровен?» - не утерпел Малла.
 «Нет. Но не потому что страшно было побывать. Я служащий, который должен жить выполняя свой график работы. И если я отлучусь отсюда больше, чем на несколько часов, то некому будет следить за функционированием всего комплекса очистки. Так что я могу лишь только указать тебе путь, но не проси, чтобы я или моя дочь стали твоими спутниками к заветной роще. Слушай, ещё вот что - когда создавалась первая версия ассенизационных полей, что-то там в её конструкции перемудрили, и хотя было это уже очень давно, но всё равно отголоски ошибки до сих пор нам эхом аукаются». «Так вот значит почему, как задует восточный ветер, весь дворец наполняется запахом свежего дерьма?» - Опять не удержался с замечанием Малла. «Да, царевич, но и не только ещё поэтому», - поучительно заметил Дьяровен. – «С канализационной системой королевства созданная мной новейшая версия очистки справляется замечательно, но, тем не менее, устранить все недостатки старой версии она так и не смогла. И поэтому на самой границе между полями и заветной рощей в определённые часы бродит призрак колхозно-коммунального хозяйства, Фикалоид». «Фи…, КТОО?!» - Опять не утерпел Малла.
 «Фикалоид! И  смотри, не спутай его с Чупакаброй или со Снежным человеком, этим  милым тибетским парнем Йетти! Фикалоид не живёт нигде, но появляется неожиданно из больших провальных ям в ассенизационных полях». Тут, Дьяровен задумался на секунду. «Появлению этих ям мы все обязаны твоему новому знакомому Купидону, который в детстве любил охотиться возле заповедной рощи. Он упражнялся в меткости на Фикалоиде, но тем самым его только усиливал. Он стрелял из своей долбанной рогатки в него, а попадал в поля, на которых от этого образовывались воронки, превращавшиеся в глубокие ямы, нужные этому засранцу-Фикалоиду.
Если Купидон завтра не проспит, то навяжется тебе с утреннего бодуна в проводники, чтобы похвастаться своими десантными вылазками на дерьмодемона, но не давай ему входить при этом в раж. Никаким известным оружием убить фикалоида всё равно нельзя, но Будда-Джи говорит, что его можно извести хитростью».
 «Расскажи же мне, о Дьяровен, что эта за хитрость?! Может быть я справлюсь». «Мммм,» - Дьяровен опять задумался. – «Может быть, и справишься, только в этом поединке не сила всё решает, но мастерство и понимание дела. Ты, конечно, не сомневаешься в том, что реинкарнация существует и порой вытворяет не просто то, что запланировано, но и такое, от чего у любого эзотерика могут мозги вскипеть, если он проанализирует всю цепочку причинно-следственных связей и перерождений. Постараюсь объяснить тебе это на жизненном примере: откуда простой деревенский парень-сирота, Купидон знает столько мудрёных словечек, которыми он уже всех окрестных жителей достал? Да, добро бы он только слова знал, а то ведь и не такое ещё отмачивает! Вот, к примеру, посмотри то, что успел записать из его рассказа писарь нашего вождя Бахадура: "Я устал врать своим родителям... В декабре прошлого года приехал к ним в гости. Они заметили, что я читаю ОШО, причем запойно. И они насторожились, кто это и что. Считают, что я занимаюсь ерундой, требуют от меня снова жениться и внуков. Но как объяснить им, что их сын умер, он совершил самоубийство. В этот раз у него получилось и то, что принадлежит не ему, теперь ходит, ест, думает, смеется, плачет. Этим телом теперь хотят воспользоваться другие силы, которым это тело принадлежит по праву. Но то, что осталось от их сына теперь вынуждено притворятся их сыном и кивать головой. Раньше их сын при одной только мысли, что его родители умрут покрывался холодным потом, а теперь он мечтает прочитать им Книгу Мертвых, когда они будут находится на смертном одре. Он проявляет сострадание к своему отцу, который так и остался рабом своего ума, и уже начинает проявлять признаки старческого маразма. Он проявляет сострадание к своей матери, которая провела на нем эксперимент и, поняв свои ошибки, проявила больше любви и заботы к его младшему брату, который благодаря этому прекрасно чувствует себя в социуме. Как объяснить им, что пословица "Яйца курицу не учат" является вирусной программой социума и защищает свои ячейки (семьи) от распада. Правильнее было бы сказать "Яйца курицу посылают туда, откуда сами пришли". И списал бы я всё это на бред сивой кобылы», - продолжал Дьяровен, - «но в таком случае, откуда тогда Купидон вынес бред того, что он никогда в жизни не видел, и того, чего если верить дедам и прадедам никогда в союзе наших Гималайских королевств не происходило?! Из этого я сделал вывод, что если такое и могло когда-то произойти, то только в далёком будущем, и не в Непале, а вообще неизвестно где, может быть даже на другой планете, где такие, как этот Купидон на всех языках мира лясы точат. Но это тебе для примера, так сказать лёгкая разминка для освежения понималки. С Фикалоидом же всё куда серьёзнее будет.
Нашли его маленьким, похожим на такого коричневого инопланетянина, который произносил нечленораздельные звуки, но чём-то напоминал человека. Нашлась даже одна сердобольная бабка, которая его пристроила к себе и стала ухаживать как за ребёнком, но узнать кто он, было бы невозможно если не файлик-папка прищепленная к его носу. Сначала никто не мог понять, что это за диковинная безделушка такая, пока об этом не прослышал Майорйоги, который специально из столицы приехал изучать такой аховский феномен. На поверку файлик тот оказался криптексом-загадкой, который он сунул в одну из своих коробок, из неё же, как он утверждает, рождаются просветлённые. Коробка при этом чуть не взорвалась от перенагрузки, но всё-таки расшифровала тайное послание, которое содержал тот файлик. И было в нём  сказано: «Каждый день я хожу по земле с черным мешком для мусора и собераю в него все говно которое вижу. На два полных мешка целый день уходит. Зато, когда после тяжёлого дня я прихожу домой, иду в ванну, включаю горячую воду...ммм и сваливаю в нее свое сокровище. И дрочу, представляя, что меня поглотил единый организм говно. Мне вообще кажется, что какашки, умеют думать, у них есть свои семьи, города, чувства, не смывайте их в унитаз, лучше приютите у себя, говорите с ними, ласкайте их.... А вчера в ванной, мне преснился чудный сон, как будто я нырнул в море, и оно прератилось в говно, рыбы, водоросли, медузы, все из говна, даже небо, даже Аллах.  Что делать?»
Вот тогда мы и задумались над непостижимыми явлениями  реинкарнации, а коричневый мальчик убежал от бабушки, с дедушкой на очистные поля, и стал там расти не по дням, но по минутам… Такая вот история. И перво-наперво уясни то, от чего клинит любого философа-самоучку, но не настоящего, матёрого  Бодхисаттву. - Мало того, что мы живём многие жизни и при этом, меняя тела реинкарнируемся, но мы способны также реинкарнироваться выпадая из всякого времени и пространства, но притягиваясь только той кармической энергией, которую и нарабатываем. Конечно, ты ходил на пуджу и конечно слушал об этом проповеди от мудрых браминов, но они популярно объясняют только первую из трёх существующих  возможностей реинкарнации: - то, что, отдав концы во временном сегодня, ты опять родишься во временном завтра и так будет происходить до тех пор, пока это настолько не надоест, что однажды захочешь выйти за пределы подобного круга перерождений».
 «Именно так, Дьяровен, так что же тебя не устраивает в таком понимании?»
 «Конечно, Малла, это так! Но не исключай ещё и два других пути: один из них редкий, а другой редкий из редких, но, тем не менее, для определённых душ, таких как Купидон или этот Фикалоид, такие пути существуют. Они не просто реинкарнировались, как все обычные люди. Как ты или я, но, умерев однажды в каком-то для нас "будущем времени", вернулись из него в то, что для их опыта уже "временное прошлое", отсюда и сохранили ту память, в которую мало кто из ныне здравствующих врубается».
Малла-Ару-Бодхисаттва, только открыл на это рот.
 «А зачем они здесь, и уж если ты такой всезнающий, то объясни что ещё за путь может при таком раскладе существовать?»
 «Зачем они именно здесь и именно сейчас, я знаю, точно также, как и ты. То есть, правильней говоря, совершенно этого не знаю. Но другого объяснения существования сверх способностей Фикалоида, Купидона и ещё некоторых любопытных персонажей, дать не могу. Хочешь - довольствуйся тем, что говорю, не хочешь - думай как сам понимаешь, я тебе объяснением ничего не навязываю... Но ты спросил про третью, самую редкую возможность реинкарнации - она уникальна тем, что о ней практически ничего на опыте не знают, точно также, как  не представляют, есть ли разумная жизнь на дальних звёздах. Если она есть, то, наверняка существуют и такие каналы сознания, через которые возможна реинкарнация в человеческом теле разумного существа с какой-нибудь дальней звезды, ну, или наоборот - разумного существа из Непала на дальней звезде в теле обитателя этой звезды».
 «Дьяровен, ты сам это придумал, или кто подсказал?! Если такое о чём ты говоришь, возможно, то теперь я начинаю понимать, почему народ восточной земли Горкха не совсем обычный народ, а какое-то собрание инопланетных и потерявшихся во времени духовных диссидентов, которым все земные власти и политики по барабану». «Ну, вот и славно, грядущий воин-бодхисаттва, а теперь раз подсказки тебе немножко стали понятными, скажу тебе ещё одну, которая будет необходима при встрече со стражем-обитателем полей - Фикалоидом. Как ты понял, он не боится меча, огня, воды, воздуха, земли и вообще любого из известных видов оружия, но у него, как у пришельца из будущего, тоже есть одна слабость. Когда-то он был телом, отличающимся странными фантазиями, так и называл себя - Sartir. Что с ним потом в той жизни случилось, понять трудно, но образ его ракшасы перенесли в эти края, и вот с тех пор, он тут мается, но вернуться из тела Фикалоида сам по себе в  другое  состояние уже не может. Единственное, что чувствует и понимает Фикалоид, это запах свежего дерьма, вот на это, как на приманку, тебе и нужно будет его ловить, если ты, конечно, хочешь без проблем добраться до священной рощи Будды-Джи».
 «Нуу, Дьяровен, ты же понимаешь, не царское это дело, по кустам дристать да дерьмодемонов подманивать. Ты бы лучше рассказал, кого из деревни можно привлечь к такому полезному занятию. А, как ты думаешь, вот Купидон, он сможет выступить в роли такого серуна-наживки, или ему это слабо?...»
 «Ару-Бодхисаттва, знай. Не купится Фикалоид на дерьмо от простолюдина. Он хоть и сам весь из дерьма, но в дерьме-то толк лучше нашего с тобой понимает! Да и прикормлен он уже на Купидоново дерьмо, так что не отреагирует. Ты думаешь, Купидон на охоту в те края просто так, на пустой желудок хаживал? Бывало, как погонится за ним этот дерьмодемон, так только то и спасало Купидона, что поскальзывалось чудище на том, что оставлял сзади себя этот юный герой с рогаткой. Так что уж, ты понимаешь. Это твоя Миссия, для которой ты Избран! Так пусть же мужество героев хранит тебя на пути!»

 «Дьяровен, и что же мне  делать, как этому самому мужественному герою ты предлагаешь? Бегать по очистным сооружениям со спущенными  портками (кстати, где они??), и громко кричать: - Гомо, Гомо, Гомо… или Фика, Фика, Фика?»
 «Нет, молодой царевич, зачем же обязательно бежать по всему полю? Вам нужно лишь подманить  Фикалоида туда, где спрятаны тайные врата - очковый вход в другое измерение! Этот вход - медиум между нашим миром и миром духов, так что если Фикалоид встанет на очко, то медиумистическая сила его тут же перетащит туда, где он получит новое тело, - улыбнулся Дьяровен. - Купидон тебе покажет, где лежит то заветное очко, но подходить к нему сам, он боится пуще смерти, так что потом уже тебе придётся действовать в одиночку. А теперь ложись спать и набирайся сил перед днём славы!»


* * *
Сказав это, Дьяровен удалился, а Ару-Бодхисаттва погрузился в глубокую медитацию, при которой его сознание красочно рисовало невиданные ранее образы загадочных существ и былинных богатырей Непала. Вот же мудак, этот Дьяровен, думал про себя Ару. Я его только пришёл о пути к Будде-Джи спросить, а он на меня целое криминальное дело повесил с какой-то тёмной, и явно не ароматной историей. Как в присказке, "я ему про Джатаку, а он мне про коричневого бычка с пятнистым бочком". В таком раздвоенно-напряженном состоянии сознания, царевич и вырубился богатырским сном до утра.

 

Часть 3.
День Славы.

Купидон появился у каменной цитадели ассенизации с первыми лучами солнца, как и было обещано. Растолкав для разминки дремлющих во дворе пони и бурёнок, он начал деликатно ломится в дверь крепости владыки Дьяровена. Вскоре на той стороне послышались шаги и Дьяровен предстал перед воином любви собственной персоной. Объяснив Купидону, какую роль в поединке с Фикалоидом ему предстоит сыграть, он повёл его будить спящего Бодхисаттву.
Проснувшись Малла-Ару  с большим трудом смог вспомнить, что с ним произошло и где вообще он находится, если вместо серебряных канделябров и расшитых золотом занавесок над ним склонились две каких-то уродливых физиономии с предложением отправиться в славный поход на поимку чудика-дерьмодемона. Он попытался было сопротивляться, вспомнив теорию о том, что всё окружающее, - это иллюзия, и иллюзией также является он сам, так что можно продолжать дальше спокойно спать, но настойчивость новых друзей оказалась вовсе не иллюзорной, на ноги они его всё-равно поставили, тем самым, опровергнув всю теорию о том, что он, они, ассенизационный узел, Королевтво Горкха, Гималаи,  Планета Земля,  Вселенная - это всего лишь одна большая и пустая иллюзия, в которой совершенно ничего не нужно делать, и в том числе не нужно с бодрым видом просыпаться по утрам. Короче говоря, адвайта блаженного сна в утренних лучах восходящего солнца и совмещённого с нею же подвига по поимке Фикалоида дала где-то в своей теоретической концепции трещину, поскольку жизнь и новые друзья требовали от него активных, а вовсе не иллюзорных решений.

Когда Ару-Бодхисаттва, он же спящий Малла, окончательно пришёл в себя, то услышал из кухни, приятно доносящиеся запахи. «Лучшее, что может вам особенно полезно перед походом», - говорил Дьяровен, - «так это двойная порция салата из свежих огурцов со сметаной и свежепосоленные ротаны, которые в изобилии ловятся на плотине моего очистного комплекса. Для полного комфорта и уверенности полирните всё это парой литров забористого чанга и можно смело отправляться в путь».
Поскольку другой еды на кухне не оказалось, (может её действительно не было, а может, расчетливый хозяин её и заблаговременно от гостей попрятал, мы этого не знаем), братве пришлось обильно набивать желудки тем, что было на столе. После чего, они, попрощавшись с магом водных испарений, Дьяровеном, взяли свои дорожные посохи и, одев портки, тронулись в путь.


 *  * *
Поле простиралось далеко, насколько хватало зрения, но всё же, не так, чтобы и очень далеко. Компаньонам понадобилось всего каких-нибудь пара часов, чтобы перед ними замаячила впереди Священная роща Будды-Джи, видимая пока зелёной полосой на границе неба и убогости очистных полей ассенизации. Никакого Фикалоида на горизонте и в помине при этом не наблюдалось. Разыграл меня старик-ассенизатор с досадой подумал Ару-Бодхисаттва, но Купидону при этом ничего не сказал,  а впрочем, этот Купидон и так всё промониторил.
 «Разыграл, не разыграл, а до той рощи нам ещё, как до Москвы на самолёте».
 «Че-егоо??! Купидон, до какой Москвы, на каком самолёте? Ты вообще, где Москву видел, чтобы туда на ишаках ездить? Роща, вон она, перед нами, а твои самолеты, небось, пасутся сейчас мирно где-нибудь на лугу и никаких других букв кроме ИИИ-ААА не знают! Так что ты не дури с терминологией» - заявил ему вслух Ару-Бодхисаттва. «Ладно, не хочешь верить, не верь, я же тебе не навязываю самолётов, только всегда, когда оказываюсь на этих полях и вижу их безукоризненную ровную гладь, так и тянет заказать нашей деревенской прачке, чтобы она тут аэропорт международного класса распроектировала, ну, или если не сможет, то хотя бы наши портки как следует простирала». «А может тебе сюда подать ещё и лэсси со свежевзбитыми ягодами земляники?» - Буркнул Бодхисаттва, окончательно удостоверившись, что с Купидоновой головы всё равно нечего взять, кроме агрономическо-прачечного анализа полей, да и тот на поверку окажется дерьмовым.
От холодного лэсси, Купидон бы, конечно сейчас не отказался, потому как выражение его лица и взгляд при этом резко изменились, а на лбу выступила испарина.
 «Смотри», - прошептал Купидон, указывая рукой на ровное поле.
 «Смотрю, и что? Вони тут действительно много и ты ещё со своими заметками юного любителя острых ощущений зудишь». «Да нет, ты внимательно смотри, Ару-Бодхисаттва!» Действительно, только сейчас Ару стал замечать, что прямо по середине поля из лужи вырастает какая-то обуревше-наглая масса, сначала медленно, а потом немного быстрее и быстрее.
 «Бежим»,- скомандовал Купидон. И они полетели подобно никогда не виданным Бодхисаттвой самолётам, через кусты и препятствия к заветной роще.
Между тем Фикалоид уже набрал нужный объём и, открыв свои дерьмовеки, посмотрел на непрошенных гостей. То, что Купидон со своими мелкими пакостями ему тут уже изрядно поднадоел, в этом можно было даже не сомневаться, но его спутник, для дерьмодемона был слаще, чем лэсси с земляничными ягодами для измученного нарзаном и жаждой Купидона. Но, поскольку сладкая парочка со всего галопа неслась к убежищу, то Фикалоиду ничего не оставалось, как тоже последовать их примеру и поиграть с этой компанией в догонялки. Он нёсся по ассенизационным полям, растрясая брызги своей огромной массы и тут же, с каждым новым скачком, обратно их впитывая. А надо заметить, что так как спортсмен-разрядник по лёгкой атлетике, он был действительно не из последних, то расстояние между ним и убегающими стремительно стало сокращаться.
 «Эх, не зря всё-таки мудрый Дьяровен накормил нас огурцами с солёной рыбкой»,- задыхаясь, выпалил Бодхисаттве Купидон. – «На всякий случай не стесняйся. Нам бы только успеть добежать до будки, которая возле рощи!»
В действительности до будки оставалось уже не так далеко, но в чём её секретная сила, Бодхисаттва не представлял, а Купидон на бегу мог объяснить это только сбивчивыми фразами в момент их скоростного бега с препятствиями:
 «В будке очко!... На будке заклятье против Фикалоида от самого Будды-Джи…  под будкой большая яма с тем самым… но в действительности это то самое от святых архатов,… а значит оно, очищено кармически,… так что для дерьмодемона такой продукт превратится в нейтрализующий его силу… Но самое главное - это медиум-передатчик очко... На нём страшное Нисерганово заклинание,… если Фикалоид встанет в этот круг,… то очко сработает на то, чтобы затянуть его… В святое дерьмо великих архатов,… но для того, чтобы это Просветлённое очко-медиум сработало,… на него нужно как следует помаструбировать… Мастурбировать может только Избранный… У него, Купидона, нет той силы, ну которая притянет к очку дерьмодемона»!
 

 *  *  *
 Между тем положение всё больше накалялось и Бодхисаттва понял, что это его последний шанс - сейчас или никогда! (а впрочем, выбор у него бы невелик, умный слушатель поймёт, что он был даже не двойственен, но единственен: "сейчас и только СЕЙЧАС!" Так что в данном случае адвайта подтверждала свою целостность). С девизом недвойственнсти: -  "Я это ТО", Ару-Бодхисаттва  пулей влетел в деревянный домик, который тут же заходил ходуном. Было заметно, что просветлённому очку-медиуму, такое вторжение на его каноническую территорию явно не по вкусу, но Ару-Бодхисаттве раздумывать было уже некогда. Оставалось только в точности следовать инструкциям авторитетных товарищей и претворять их в жизнь.
Что есть мочи напрягся цесаревич славного королевства Горкха, и выпустил пары  на заговорённое очко так, как он ещё никогда в жизни до этого не умудрялся. Ну, а дальше произошло действительное чудо, - от резонирующей силы струи, царевича подбросило к потолку настолько эффектно, что он головой проломил крышу и оказался на деревянном домике, как птица на своём скворечнике. В этот же самый момент страшный Фикалоид, добежав до домика, со всей своей дерьмовой силы рванул его дверь и прыгнул к очку. От такого обоюдного, но разновекторного  силового воздействия на домик Бодхисаттвы и Фикалоида, доски его не выдержав захрустели. В этот момент как раз и сработала вся медиумо-чудодейственная сила очка, которое действительно, как и было предсказано в легендах, затянуло в продукты жизнедеятельности святых архатов, дерьмодемона, и там нейтрализовались все его силы, открыв двери новой реинкарнации в телесной субстанции. При этом, падая в пропасть, Фикалоид уцепился за обмаструбированное Бодхисаттвой очко, и оно кануло в пучину вместе с ним оставляя лишь расходящиеся круги на поверхности содержимого глубокой ямы под деревянном домиком.
Царевич-Малла, который только и успел, что спрыгнуть с крыши рушащегося строения, а потом упасть возле него без сознания, когда очнулся, почувствовал себя больше никаким не царевичем, но самым, что ни на есть настоящим Ару-Бодхисаттвой, который достиг видения того, что называется природой просветления, правда и заплатив за это осознание не ортодоксально-книжную, дорогую цену.

 
  *   *   *
Чары рассеялись, и священная роща играла в лучах полуденного Горкховского солнышка. Купидон и Ару-Бодхисаттва стояли прямо перед входом туда, куда они оба так стремились, но теперь после славной победы, оба вдруг неожиданно почувствовали, что у них пропало всякое желание куда-то идти, искать Будду-Джи со всеми его тайными сиддхами, которые, как на поверку оказалось, так и не могли сами, без их помощи справиться с дерьмодемоном. Однако, не подумайте, что они остановились на пороге и повернули при этом назад, - они вошли в эту рощу.

 
   *   *   *
На мягкой траве Куша сидело небольшое собрание умудрённых опытом махатм, которые поклонились обоим Бодхисаттвам и пригласили их занять свои места, которые так долго оставались вакантными. «Так кто же вы…?» - Хотел было спросить Ару, но вопрос на этом собрании задавать было некому, тут же, в глубине его естества и прозвучал ответ. Ответ на всё то, что  только и можно было  спрашивать…

Ты пытался сделать всё возможное миллионами путей, чтобы достичь Просветления, и у тебя ничего не получилось. Ты пытался понять кто такие они, сидящие прямо перед тобой и кто такой ты, но так этого и не понял. Ты пытался сам себя назвать всезнающим и просветлённым, но буря разрушила построенный тобою иллюзорный  дом, как деревянную будку с утонувшим в её недрах дерьмодемоном.
Ты погибал во всех своих начинаниях, миллиарды раз терпел окончательное и бесповоротное поражение, но всё же ты пытался карабкаться наверх, как последний из самых распоследних неудачников на планете Земля.
ТЫ, что же ещё сделал ТЫ? ОНИ, что такого необыкновенного поняли ОНИ, из всех тех уроков, которые изобильно раздаёт Существование? И кто ОНИ после всего? Неудачники или же Бессмертные, для которых наступила вечная весна и праздник, потому что ИХ больше нет, в тех формах, как Я или МЫ? Потому что начальный  и последний урок, который задавало существование пройден, некому больше цепляться за идею просветления и бодхисаттв, некому опять и опять строить дома на песке, некому больше воевать с фикалоидом, потому что главный дерьмодемон, он не вовне, но прячется там, где  ТЫ пытаешься миллионами способов "ДОСТИГАТЬ ПРОСВЕТЛЕНИЯ", создавать оценки СЕБЯ и ИХ, и выкарабкиваться из СВОИХ оценок, поучая при этом ВСЕХ, как ИМ надо праведно жить.
 Праведная жизнь, праведное питание, праведное поведение, праведное общественное мнение - вот любимые лакомства поверженного здесь и сейчас  дерьмодемона.

Услышав внутри себя такой ответ, "Ару-Бодхисаттва" глубоко рассмеялся. И надо же было нагородить столько славных подвигов, чтобы в конце пути сдаться на милость невидимого, не имеющего тела или какой-либо законченной формы Победителя?! Надо же было настолько раздувать СВОЁ королевское величие, СВОЮ бодхисатсковость, СВОЁ милосердие и героизм, чтобы ВСЁ ЭТО разом, как случайный мыльный пузырь, вылетевший из стирающегося прачкой белья, вдруг лопнуло?

ТАК КТО ЖЕ Я ТЕПЕРЬ? Опять задал мысленный вопрос "царевич", и только из глубины пространства рассмеялся на это.

Лёгкий ветерок колыхал траву на поляне мудрых архатов, не было нужды мешать ему звуками человеческой речи.
Ветерок, из глубины естества спросил юный архат: Каково "моё" предназначение?
 «Царствовать», - прошептал ветер, - «даже тогда, когда у тебя нет географического царства, обозначенного линиями на карте, у тебя есть вся вселенная, весь этот бесконечный восторг Царственного Существования».

 

                                                                *   *   *
На этом Джа-Будда прервался и посмотрел на замершую в медитационном экстазе  публику. «В то время, - сказал он - я был лёгким восточным ветром, Свами Ананд Арун - королевичем Маллой,  воеводой-магистром земли Горкха - Свами Дхиан Йоги, Купидоном - Амур, Лесной Нимфой - Керебрилл, а мудрым Дьяровеном - Свами Чайтанья Дьянешь. Деревенской прачкой  была Ма Атмо Ниди, а старейшиной свободного селения - Свами Дхарма Махант. Материализовавшимся фикалоидом был Sartir, а тем самым медитационным очком, на которое отмаструбировал Бодхисаттва, был санньясин Ошо, ученик Нисаргана, Свами Дхиан Амит. Все остальные, проявленные и не проявленные тоже там присутствовали. Кто во дворце служил, кто в деревне поэзией отрывался. Было, кстати сказать, в королевстве ещё и конопляное поле, но о нём я не упомянул, потому что какой толк упоминать о том, что уже столетия как не даёт урожаев. Охранял же то поле, некий загадочный Свами - Повелитель Травы, и толи от его фантастических историй, которые он ночами траве той  рассказывал, толи от жаркого непальского солнца, росла трава, как на подбор вся высокая и ядрёная, распространяющая свои чудодейственные силы на весь славный народ Горкха. Быть может, поэтому там так легко и рассказы со стихами сочинялись, и великие победители по жизни всегда присутствовали».

Слушая эту длинную-предлинную историю, Ананда не выдержал и обратился к Джа-Будде: «Скажите, учитель, что сегодня за день такой особенный, если вы нам эту историю до полуночи рассказывали, когда обычно всё успеваете сказать за полчаса или максимум за час»
Джа-Будда прищурился, с улыбкой посмотрев на Ананду: «Так ведь на час или пол часа, это я рассказываю тем, кто приходит просто так, а не с подарком в виде моего нового суперкомпьютера!»

На том и весь сказ.

 

©  Свами Чайтанья Дьянешь. (Трижды Величайший).

http://oshoworld.ru/forum/viewtopic.php?t=3962